Потаенна смерти Машерова

Сейчас исполняется 21 год со денька таинственной смерти первого секретаря ЦК Коммунистической партии Белоруссии П. М. Машерова. Есть бессчетные версии смерти Машерова и некие из их сводятся к тому, что это было политическое убийство. На допросе по одному из уголовных дел, доктор экономических наук, доктор Юрий Козлов, долгие и длительные годы проработавший в Белоруссии, заявил, что Машерова уничтожили, инсценировав авто катастрофу.

Каким он был

Герой Русского Союза, 1-ый секретарь ЦК КП Белоруссии Петр Миронович Машеров достаточно очень отличался своим поведением от других кандидатов и членов Политбюро ЦК КПСС тех пор. Звание Героя Русского Союза Машеров получил за активное роль в партизанском движении в годы Величавой российскей войны. Умеренный и очаровательный человек, он воспользовался заслуженным почтением в Белоруссии, ну и во всем Союзе тоже. А после погибели Кулакова, человеческая молва упрямо прочила Машерова в брежневские наследники.

Он продолжал воспользоваться старенькым личным автомобилем ГАЗ-13 «Чайка», не обожал праздничных и помпезных выездов, и потому добивался, чтоб впереди его кортежа не было автомобилей ГАИ с мигалками, а наслаждался только охраной.

1 июля 1980 года были введены в действие новые Правила дорожного движения, в том числе и особых кортежей. Таковые должны были двигаться в сопровождении автомобилей ГАИ, имеющих специальную расцветку и снаряженных проблесковыми маячками, из которых более, чем один – красноватый. Водители встречного транспорта при встрече с кортежами специального предназначения должны были «остановиться у тротуара либо на обочине, а при их отсутствии – у края проезжей части».

Роковой денек

Деньком 4 октября 1980 года от строения ЦК КП Белоруссии в Минске в сторону Жодино выехала «Чайка» ГАЗ-13, госномер 10-09 ММП под управлением опытнейшего водителя из гаража ЦК Е. Ф. Зайцева. Рядом с водителем посиживал П. М. Машеров, а на заднем ряду сидений – офицер охраны майор В. Ф. Чесноков. Вопреки правилам и существовавшим инструкциям впереди шел автомобиль охраны ГАЗ-24 «Волга» госномер 01-30 МИК обыкновенной расцветки, без проблесковых маячков. И только сзади двигался автомобиль ГАИ.

Кортеж двигался по осевой полосы трассы Москва – Брест шириной 12 метров со скоростью 100-120 км/час. Такая скорость установлена службой безопасности, потому что не позволяет вести по автомобилям прицельную стрельбу. Авто держали дистанцию 60-70 метров. За километр до скрещения трассы с дорогой на Смолевическую птицефабрику 1-ая «Волга», преодолев подъем, пошла на спуск. До катастрофы оставались считанные секунды.

Грузовик ГАЗ- 53Б, в один момент вынырнувший из-за томного МАЗ-503, притормаживающего у обочины согласно Правилам, все узрели сразу. Оценив ситуацию, старший эскорта резко прирастил скорость и пропархал в нескольких метрах от двигавшегося навстречу и несколько под углом грузовика. Шофер Машерова поначалу пробовал затормозить, но потом, ориентируясь на маневр «Волги» охраны, также попробовал прирастить скорость, но не успел: ГАЗ-53Б выехал на середину трассы и перегородил ее. На скорости 100 км/час «Чайка» столкнулась с грузовиком, груженым пятью тоннами картофеля. В момент удара грузовик взорвался и зажегся. А броня не выручила пассажиров «Чайки»: грузовик вмялся в салон и раздавил всех, находившихся в нем. У Машерова были зафиксированы множественные переломы рук и правой ноги, а рваная рана на голове завершала стршную картину.

Водителя грузовика Николая Пустовита выкинуло из кабины прямо за отлетевшей дверью. 2-ая «Волга» сопровождения успела затормозить в метре от грузовика.

Разбор

Из Москвы в Минск прибыли начальник управления ГАИ МВД СССР Лукьянов, специалисты Головного бюро судебно-медицинской экспертизы МО СССР во главе с их начальником Томилиным и старший следователь столичной прокуратуры. С белорусской стороны был назначен следователь по особо принципиальным делам Николай Игнатович. Следственная комиссия установила, что в тот роковой денек шофер грузовика ГАЗ-53Б Николай Пустовит выполняя обыденный рейс. Он работал водителем базы «Жодино» Белорусского НИИ земледелия. За спиной у него была пара часов размеренной езды по прелестной трассе. Дистанция меж идущим впереди томным грузовиком МАЗ-503 составляла 50-70 метров. МАЗ-503 под управлением Тарайковича, принадлежал автокомбинату №4 Минского городского управления грузового транспорта. Тарайкович первым увидел спецкортеж и следуя ПДД, принял на право и стал тормозить движком. Скорость его грузовика стремительно свалилась и он тормознул, а Пустовит почему-либо пошел на обгон

Из показаний Пустовита на допросе:

«Дорогу, по которой я ехал в денек аварии, 4 октября 1980 года, я отлично знаю. Размеренная езда не вызывала напряжения. Когда я поднял голову, у меня перед очами был только в один момент появившийся борт МАЗа. Создалось воспоминание, что МАЗ в один момент тормознул передо мной. В моей памяти вроде бы отложился момент столкновения с препятствием, ужасный удар, пламя…»

Пустовит утверждал, что он лишь на мгновение отвлекся от дороги, что бы поглядеть на приборы – как раз тогда, когда впереди идущий МАЗ резко скинул скорость. Он признал, что не смог верно оценить ситуацию и стал виновником катастрофы.

Запись опубликована в рубрике Статьи. Добавьте в закладки постоянную ссылку.