Как ездить на Rolls-Royce в Рф

Неважно какая мечта — из числа тех, что появляются в уже меркнущем по позднему времени сознании, так что и не усвоишь, или это идея, или уже сон, — может в один красивый денек осуществиться. Поверьте мне, я знаю, что говорю, со мной так бывало уже пару раз. Итак вот: когда судьба стучится в вашу дверь и спрашивает голосом посыльного: “Славу (средства, любовь, кругосветку первым классом, квартиру в 2-ух уровнях) заказывали?” — нужно быть готовым. Нужно точно знать, как конкретно ты используешь доставленное, чтоб было для тебя счастье и позже не пришлось жалеть бесцельно прожитое.

К чему я это говорю? Да здесь не так давно “Автопилот” предложил мне автомобиль Rolls-Royce Silver Spirit 1985 года выпуска. Позвонил главный редактор и гласит: так и так, завтра днем будет у подъезда. Ты не против? У тебя какие планы на последнее время? Много, говоришь, дел, мотаться придется? Ну, вот и на здоровье. Расскажешь позже, как оно было. А я чуток было не спросил номер машины, да спохватился. Джентльмен сзади. 1-ое воспоминание: просто темный автомобиль, даже не очень большой. Более того, присмотревшись, начинаешь обнаруживать общие черты, присущие поколению, — сзади кое-чем припоминает, тьфу, прости Господи, “Чайку” ГАЗ-13 последнего русского разлива, фары вроде “линкольновских” такого же времени, ручки дверные чисто “волговские”, хром кругом по сгинувшей хорошей моде… Но, присмотревшись малость пристальнее, понимаешь, что есть нечто… ну, какая-то необычность… вроде как костюмчик, сшитый на заказ английским портным, отличается от просто очень неплохого, даже от какого-либо Zegna — прилегает по-другому, плечи чуток скошены…

Во-1-х, темный цвет без всякого железного блеска, никаких добавок, просто глубочайшее сияние темного лака и полировки. Во-2-х, хром — некий не таковой хром, другой, чуток отдающий зеленью сияние. Ну и вообщем не хром, как выяснилось, а серебрение либо даже самое обычное литое серебро, прямо кусочком. И дело не в том, что на воображение действует — к примеру, сама крылатая леди над радиатором, именитая “Спирит оф Экстази” (она же — “Дух экстаза”), конкретно полностью серебряная, стоимость $3000 — черт с ней, с ценой, а вот сияние другой. Тут “Серебряный дух”, тут кое-чем таким пахнет — не Русью, и даже не Европой, а раздельно стоящим полуостровом, зеленоватой государством овец и их хозяев, схожих, что лорд, что арендатор, в резиновых сапогах, но в твидовых пиджаках с галстуками, государством каминов не для красы, а для отопления, умывальников без смесителей (как досадно бы это не звучало, их меньше и больше обыденных удобств), ледяных спален и обжигающих глиняних грелок под одеялами, государством самогона с гордым именованием whisky и несъедобной для иноземца кровяной колбасы, сдержанно называющейся Великобританией, дает это большущее передвижное темное зеркало с серебряными украшениями. Great Britain шибает от колесных колпаков с инициалами RR, в каких одна R, как будто тень, вылезает из-под другой. Запах United Kingdom разливается в сыром воздухе столичной оттепели от радиаторной решетки ампирным домиком и серебряной дамы над нею, закинувшей вспять крылья, как будто ангел, делающий зарядку.

А изнутри это похоже на что угодно, только не на автомобиль. Никаких сидений “типа рекаро”, никаких “7 позиций регулировки” и иной общемировой японизированной понтяры — бежевые толстой кожи диваны, серебряные скобки рукояток, залоснившийся полированный орешек — не то библиотека умеренного (но доступного только для членов) клуба на Стрэнде, не то карета. Вот разве что руль для чего-то, практически троллейбусных размеров темное тонкое колесо с круглой кнопкой-бибикой посередке да затесавшаяся из новых, демократических времен магнитола, из которой доносится аборигенский блатняк окаянного всепроникающего “Шансона”…

Те, кого возят такие машины, ездят только пассажирами. В Rolls-Royce садятся лишь на заднее сидение и количеством цилиндров, девяносто второго бензина на сотку, параметрами механической коробки и долговечностью стоек не интересуются.

Мотор тихонько похрипывает — не молодый все таки. Тяжело плывет над землей “Серебряный дух” — не раскачиваясь, как расслабленные южноамериканские дредноуты, да и не подскакивая, как европейские ветреные компакты, твердо, но плавненько перемещаясь по чужой земле. Уроженцам страны с величавым колониальным прошедшим не привыкать к одичавшим местам, а выправка И джентльмен с фронтального сидения спрашивает, чуток обернувшись, у джентльмена, сидячего сзади: “Куда едем, сэр?” И хотя “сэр” по местным условиям не выговаривается, а только предполагается, из сэра как-то автоматом выскакивает: “Домой, а позже в банк, Джек”. Хотя Джека, естественно, зовут Славой.

Джентльмен впереди. Его зовут Слава, так и написано на приколотой к лацкану пиджака картонке — Slava, driver. С виду — малость молодее меня (другими словами застарелых средних лет), блондин средней наружности. Темный двубортный костюмчик с металлическими гербовыми пуговицами, белоснежная рубаха с черным галстуком, мягенькая фуражка (как у Джеймса Бонда, когда он возникает в форме коммодора) с золотыми ветками на лакированном козырьке и белоснежные перчатки. Пальто не положено в всякую погоду, в том числе и в российскую — если погода не совпадает с английскими представлениями о ней, тем ужаснее для погоды. В городке он выдерживает крейсерскую скорость 60 км в час, и вынудить его ехать резвее не может ничто — как, вобщем, и медлительнее. За всегда он не тормознул ни в какой пробке и фактически ни у 1-го светофора, каким-то не поддающимся объяснению образом проезжая мимо глухо вставших на Петровке, у Столешникова, машин, поспевая всегда к зеленоватому на перекрестке и въезжая под “кирпич” при полном, но сдержанном, без отдавания чести, одобрении гаишников.

Запись опубликована в рубрике BMW. Добавьте в закладки постоянную ссылку.